Переходный возраст

Переходный возраст в неполной семье

СТРЕМЛЕНИЕ К НЕЗАВИСИМОСТИ

САМАЯ ТЯЖЕЛАЯ ЧАСТЬ РОДИТЕЛЬСКОЙ НОШИ

Отрочество и юность - восьми- или десятилетний период развития, который начинается примерно между восемью и тринадцатью годами и заканчивается примерно между двадцатью двумя и двадцатью четырьмя. Это тяжелое время в жизни родителей. Ведь когда подросток или юноша рвется прочь из дома, отстраняется и игнорирует родительскую власть в поисках независимости и житейского опыта, родители сильнее сомневаются и ощущают больше сопротивления, чем когда-либо прежде. Они чувствуют, что почти не контролируют ситуацию, и вынуждены занимать боевую позицию, потому что конфликт интересов прочно занял свое место в отношениях между ними и их ребенком.

Что касается самого подростка, то нормальное здоровое развитие побуждает его настаивать на той степени свободы, которую только можно получить, и так быстро, как только возможно. Родители же в этот период должны выступать в неблагодарной роли ограничителей, загоняющих независимость в рамки безопасности и ответственности. Хотя это естественное противостояние и приводит к сильному трению в отношениях родителей и детей, этот то вспыхивающий, то затухающий конфликт сам по себе служит определенной цели. Он постепенно истощает, подтачивает взаимное терпение и со временем приводит подростков к тому, что они прекращают рассчитывать на родительскую поддержку, а родители перестают опекать своих чад.

Отрочество лежит между двумя разлуками. Первая - прощание с детством и переход в собственно отрочество Вторая - прощание с отрочеством и переход во взрослое состояние. Молодые люди решаются наконец управлять своей жизнью самостоятельно. Даже самым любящим мамам и папам отрочество может основательно испортить радость от общения с детьми. Прежде очарованные своими детьми, теперь они день за днем разочаровываются в подростках, и в конце концов со вздохом облегчения отпускают их в независимую жизнь, которую те с восторгом принимают. Независимость сродни полюбовному разводу, который дает обеим сторонам возможность разойтись, чтобы исправить отношения.

Даже для двоих родителей требовательный, впечатлительный подросток - сущее наказание. Если же бороться за ответственное поведение подростка приходится родителю в одиночку, это может показаться неблагодарным и совершенно изматывающим занятием. Вот почему в это время родителям требуется поддержка других взрослых, с которыми можно поделиться своим недоумением и раздражением, которые могут ободрить их и подать какую-нибудь полезную идею. Это не значит, что всем родителям-одиночкам суждено проходить через подобное ухудшение отношений. Примерно для трети детей годы отрочества не сопряжены со значительным противостоянием или серьезной корректировкой. Еще одну треть приходится держать в узде лишь время от времени. Последняя же треть, похоже, жмет на все кнопки и проверяет на прочность все границы. Если родители, которым приходится иметь дело с таким отрочеством, чувствуют, что чем больше они стараются, тем запутаннее становится ситуация, значит, пора искать помощи извне - только она может способствовать восстановлению в семье общения и сотрудничества.

Какие перемены могут быть сигналом для родителей, что их ребенок уже вступил в отрочество? Их четыре:

1. Изменение характера: ребенок начинает действовать более "взросло" в физическом и социальном плане.

2. Изменение ценностной ориентации: усваиваются убеждения и вкусы, прямо противоположные убеждениям и вкусам родителей.

3. Изменения в привычках: перенимаются такие образчики поведения, которые родителям особенно трудно выносить.

4. Изменение желаний: все более настоятельно подростки требуют свободы, и все труднее ее дозволять.

Жизнь с подростками очень отличается от жизни с маленькими детьми. Если ребенок был любящим, послушным, старательным, готовым помочь, то подросток склонен к постоянному сопротивлению, нежеланию сотрудничать, совершает немотивированные поступки, у него часто меняется настроение. Одинокие родители наблюдают и перемены в себе. С ребенком они привыкли проявлять понимание, терпение, доверие, любили веселье. С подростком они стали беспокойными, критически настроенными, задающими массу вопросов и напряженными. Все это в порядке вещей. Перемены в детях порождают и перемены в родителях. В результате меняется вся система взаимоотношений.

Основное требование к родителю, воспитывающему подростка, - сохранять отношения, полные любви, несмотря на усиливающееся взаимное отдаление. Ведь отдаление необходимо. Оно создает подростку пространство, необходимое, чтобы учиться независимости. В самые тяжелые минуты, которых не избежать, родители-одиночки должны помнить: отрочество не наказание и не оскорбление. Это процесс развития и роста. Они должны смириться с этим процессом, заставляя подростка нести ответственность за совершаемый выбор. Помните, подросток по природе своей агрессивен, потому что процесс взросления обязательно оппозиционен. Яблоком раздора всегда становится свобода: родители постепенно оттекают подростка на свободу, но только если у них есть надежная, заслуживающая доверия информация и очевидные свидетельства его ответственного поведения.

 

РАННЕЕ ОТРОЧЕСТВО

ПЕРЕМЕНА К ХУДШЕМУ

В период между девятью и тринадцатью годами ребенок вступает в отрочество. Родители обычно замечают перемены, касающиеся физического облика, жизненной позиции и поведения своих детей.

Был ребенок, очень активный, интересующийся многими вещами, очень деятельный. Неожиданно он стал выглядеть так, словно кто-то вытащил затычку, и вся энергия улетучилась. Значит, ребенок вступил в период эмоциональной нестабильности. Он валяется на диване, жалуется на скуку, ему нечем заняться. Он не в восторге от собственной пассивности, но не желает и проявлять активность. Он не рад каким-то предложениям родителей. Он безжалостен к их идеям, потому что решил доказать: родители больше не авторитет.

Затем, так как позитивная энергия иссякла, на освободившееся место начинает прибывать энергия негативная. Похоже, ребенок теперь недоволен абсолютно всем, все подвергает критике, постоянно жалуется, доводя до раздражения остальных членов семьи. Они, в свою очередь, позволяют себе ответную критику и тем самым только увеличивают негативизм ребенка. Родители, которые совсем недавно представлялись ребенку безупречными, теперь кажутся неправыми во всем. Что же происходит?

 

Негативизм

Сигнал начала отрочества - это зарождение недовольства, всеобъемлющий негативизм, который теперь наблюдают родители.

Перемены в человеке начинаются с недовольства собой. Мальчик или девочка чувствуют недовольство, потому что их продолжают воспринимать и оценивать как детей. Им хочется, чтобы к ним относились как к более серьезным и более взрослым. Такое недовольство собой и обеспечивает мотивацию перемен, выталкивая подростка из детства.

Это негативное восприятие жизни. Подросток знает, каким он не хочет быть, но понятия не имеет, в какой положительный образ ему стоит "вселиться". Ясна лишь решимость принципиально измениться. "Я теперь совершенно другой". "Я не желаю, чтобы со мной обращались как с ребенком". "Я совершенно не такой, как вы". "Я никогда не буду таким, как вам хочется". Высказанные прямо или выраженные в поведении, все эти заявления о своих отличиях есть не что иное, как первые формулировки отделения. Подросток принимает решение оставить собственное детство в прошлом. Он сопротивляется старому отношению к себе, прежним определениям - и превращает совместную жизнь в сплошное противостояние.

Впервые подросток осознает всю мощь родительских и общественных норм, их навязывают ему посторонние, чтобы ограничить его личную свободу именно тогда, когда она ему так нужна. Теперь негативное отношение усиливается и переходит в злобу - на всех, кто встал на пути его свободного роста. Это несправедливо! С какой стати взрослые имеют право ограничивать его независимость своими требованиями? Подросток сердито бросает в лицо родителю: "Ты не имеешь права приказывать мне! Ты не хозяин мира!" Грубость раннего отрочества - это реакция на осознание границ. Ребенком он принимал их спокойно, а теперь не может сдержать бешенства.

 

Бунт

Когда подросток доходит до стадии обиды, он готов к следующей фазе раннего переходного возраста - бунту. Люди не поднимают восстания без причины, они добиваются справедливости; и теперь, ища повода к ссоре, подросток чувствует, что прав, защищая личную свободу и противостоя авторитету взрослых. Бунтуя, он собирает силы для новой перемены в себе. Споря и упорствуя, он сопротивляется требованиям активно, а бесконечно откладывая выполнение заданий "на потом", сопротивляется пассивно. "Сказал, что сделаю - значит, сделаю. Через пару минут". "Минуты" в этом возрасте могут длиться часами. Сопротивление делает свое дело. Используя упрямое противостояние и постоянные проволочки, подросток расширяет свои свободы. Не соглашаясь сделать что-либо "прямо сейчас" или обещая сделать "попозже", он умудряется вообще увильнуть от родительских требований, если мать или отец слишком устали, чтобы следить за ним и проверять результаты выполненной работы.

 

Эксперименты

Вооруженный этим новым ощущением силы, подросток вступает в завершающую фазу раннего отрочества - экспериментаторство. С кучей новых знаний, которые раньше находились за пределами его детских возможностей, а теперь стали досягаемы и, похоже, не одобряются родителями, так и тянет поэкспериментировать. Иногда кажется, что подростки своим поведением попросту добиваются родительского неодобрения, и во многом так оно и есть. "Если моим предкам не нравится моя новая прическа, значит, она действительно классно выглядит!" Ничего так усердно не добивается подросток, как родительского неодобрения - ведь оно удостоверяет: мальчик или девочка и впрямь стали сильно отличаться от тех детишек, какими были недавно. Родителям не стоит бояться выражать несогласие с новыми идеями или манерой поведения, которые кажутся им оскорбительными. При этом они должны сохранять осторожность, не унижая и не отталкивая от себя подростка. Неодобрение родителя доказывает, что подросток выходит из-под их влияния.

Родители должны быть готовы к многим переменам своих детях. Это будут самые вопиющие манеры одеваться, альтернативные вкусы в поп-музыке, тайные интересы, убеждения и отношения, идущие вразрез с общепринятыми представлениями о культуре, и дерзания, и сомнительные друзья. Родители не должны бояться провести четкую линию, когда различия переполнят чашу терпения или начать угрожать безопасности детей. Даже если подросток идет на попятный и сдается, подчиняясь в конце концов родительскому запрету, и кажется проигравшим, - на самом деле он выиграл. Лишний раз подчеркнув свою индивидуальность, он привлек к себе внимание родителей.

К такому экспериментированию со своим социальным образом и отношениями добавляется любопытство, направленное на взрослые свободы, обретя которые, подросток пройдет обряд посвящения, означающий, что он больше не дитя. Целый мир недетских возможностей распахивается перед ним. Сюда входят и многие занятия, довольно рискованные. Подростки могут пытаться нарушить закон: грабить магазины, хулиганить и позволять себе резкие выходки. Они могут начать прибегать и к сильнодействующим веществам - курить, вдыхать химические пары, пить. Могут делать первые шаги в сексуальной жизни, пока это обычно только ласки. Путающие для родителей, все эти рискованные действия необычайно привлекательны для повзрослевшего ребенка, который храбро продолжает свою деятельность, потому что защищен от риска отрицанием. "Не волнуйся. Я все об этом знаю. Со мной ничего страшного не случится". Все, что родители хотят запретить, подросток хочет немедленно испытать.

Что же делать родителям? Они должны четко формулировать свои ценности, открыто обсуждать вероятность риска, усиливать надзор и, если беда все-таки случится, дать подростку столкнуться с достаточным числом последствий и прочувствовать их как следует, чтобы дурной опыт стал хорошим учителем.

Негативное отношение, бунтарство и экспериментирование - это признаки раннего периода отрочества, которые не радуют большинство родителей. Если такой период в жизни подростка приходится на развод родителей, то это поведение может стать еще более выраженным и родителю станет еще труднее с ними справляться.

Переживший развод родителей полный обиды и гнева подросток может проявлять негативизм, бунтарство, стремление экспериментировать, выплескивать свою боль в агрессивной форме, грубо попирающей все нормы. Если возникает такая реакция, от одиноких родителей требуется сочетание предельной чуткости и твердости, чтобы уд ер, жать подростка от нанесения вреда себе самому. Он бывает настроен настолько негативно, что может нарушить социальные связи. Он бунтует, причиняя ущерб собственным интересам. Он так неустанно экспериментирует, что само благополучие его подвержено опасности.

Сложнейшая задача, стоящая перед одиноким родителем подростка, - настаивать на приемлемом поведении в этот оппозиционный период, осуществлять позитивный контакт в промежутках между неизбежными столкновениями, не воспринимать негативизм как личное оскорбление и не наказывать подростка за то, что ему хочется начать самостоятельную жизнь. Когда восприятие собственного "я" подростка станет более позитивным, улучшится и ситуация в семье.

 

СРЕДНИЙ ПЕРИОД ПЕРЕХОДНОГО ВОЗРАСТА

ПОЛНАЯ СОСРЕДОТОЧЕННОСТЬ НА СЕБЕ

Между тринадцатью и шестнадцатью годами обычно проявляются первые признаки среднего переходного возраста. Все более занятый собой, подросток все меньше обращает внимания на семью. Социальная свобода для него - дело первостепенной важности, поэтому, получив отказ, он тут же бросается в бой. Любая отсрочка удовольствия очень болезненна, потому что очень остро чувство неотложности, невозможности терпеть. При невозможности получить желаемое так скоро, как хочется, то есть сейчас, подросток впадает в отчаяние.

 

Использование свободы

В поведении все явственней проступает некоторая жестокость. Житейские свободы слишком важны, чтобы кто-то смел их отрицать. Если родители не дают согласия на то, чего жаждет подросток, он готов пренебречь их авторитетом. Это возраст, когда подросток действует "очертя голову", не думая о последствиях. Он пообещает, что пойдет именно и только туда, куда ему разрешили, для того лишь, чтобы пойти в другое, строго запрещенное место. Два подростка могут сообщить своим родителям, что каждый из них будет ночевать у другого, после чего примутся Услаждаться приобретенной с помощью лжи свободой, проводя полную приключений ночь в вихре "светских" удовольствий. Это возраст игры в лазейки с родителями. Если родитель не запретил какие-то вольности буквально, подросток немедленно воспринимает это как молчаливое разрешение, играя на формальностях. "А ты никогда не говорила, что нельзя!" - с невинным видом восклицает подросток. "Потому что я и представить себе не могла, что это придет тебе в голову!" - отвечает родитель и вводит запрет, которого раньше не было: "Вот теперь я говорю тебе: не смей трогать мою кредитную карточку".

Разумеется, подросток и раньше это знал, но искушение пересилило.

В этом возрасте ребенок предпочитает быть в обществе сверстников любой ценой. Подросток ждет до последней секунды, чтобы спросить разрешения. Поддерживаемый друзьями, горящими от нетерпения поскорее уйти, он спрашивает: "Можно мне пойти на концерт?" Станет ли давление общественности в ситуации, когда не осталось времени взвесить все "за" и "против", причиной того, что родитель, поддавшись импульсу, даст разрешение? Подросток очень на это рассчитывает. Вместо этого родитель должен настоять на том, что ему необходимо время подумать и поговорить с подростком с глазу на глаз. "Если ты хочешь, чтобы я вообще как-то рассмотрела твою просьбу, попроси своих друзей подождать, пока мы в соседней комнате обсудим наши дела".

Это возраст, когда кажется, что преступление стоит наказания. Ведь платить за восторг момента придется потом, не скоро. Это возраст, когда подросток пообещает все что угодно, лишь бы получить свободу сейчас, а позже, насладившись свободой, отречься от своего обещания. Это возраст, когда родителям приходится играть в сыщиков, вторгаться на частную территорию подростка для удовлетворения своей потребности знать. Подросток постоянно отвечает уклончиво, сооружая забор вокруг своей частной жизни, уверенный, что, чем меньше родителя знают, тем меньше они будут вмешиваться. Это возраст, когда подросток просто не выносит, если удовольствие откладывается, и в то же время обладает способностью бесконечно откладывать, когда дело доходит до выполнения родительских требований.

 

Отсрочка разрешения

Быть родителем-одиночкой в этот период жизни ребенка чрезвычайно тяжело. Недостаток обсуждения может очень раздражать, а риск, которому собирается подвергнуть себя подросток, пугает. Например, если ребенок достаточно внимательный и ответственный, можно ли посадить его за руль машины? Этот вопрос нужно задавать и отвечать на него, потому что и в шестнадцать многие подростки все еще недостаточно взрослые.

Если родитель отвечает: "Нет, мой ребенок слишком импульсивен и невнимателен, он еще не готов", значит, нужно отложить разрешение пользоваться машиной. Сам по себе факт, что подросток достиг возраста, когда имеет право официально получить права, не означает, что родители юридически обязаны позволить ему водить машину.

Позволить подростку сесть за руль - все равно что приделать реактивный двигатель к их стремлению вырваться на свободу. То же самое относится к разрешению ходить на свидания и подрабатывать. "Если у меня есть машина, я могу отправиться, куда мне вздумается". "Если я хожу на свидания, значит, я уже достаточно взрослый, чтобы иметь право и другие вещи делать". "Если уж я сам зарабатываю, значит, имею полное право принимать любые решения". Все эти три вида деятельности чрезвычайно усиливают стремление вырваться на волю. Родители должны быть готовы откладывать разрешение до тех пор, пока не убедятся: их подростки в состоянии справиться с ответственностью. Если одинокий родитель видит, что его чадо не справляется с работой по дому, в школе и вообще с житейскими делами, - значит, время разрешить ему водить машину, ходить на свидания и подрабатывать еще не наступило.

Родителю в этот период взаимных разочарований кажется, что его ребенок сосредоточен только на себе. Вступив в самый интенсивный период развития, подросток не может думать ни о чем другом, кроме удовлетворения своего страстного стремления все к большей свободе и новым экспериментам. Теперь начинается самый неблагодарный период родительского труда, потому что родители вынуждены в интересах детей противостоять их самым дерзким порывам. Естественно, при этом им приходится сталкиваться с негодованием и сопротивлением детей. Почему подросток не выносит слова "нет"? Потому что не бывает достаточных резонов, чтобы оправдать отказ. Так в награду за свою героическую преданность родитель-одиночка получает гнев и ссору.

Теперь подросток атакует, а родитель сопротивляется этой атаке. Напряжение и конфликт становятся частью ежедневной жизни. На некоторое время отношения превращаются в нелояльные. Родители и подросток любят друг друга, но часто друг другу не нравятся.

Чтобы оградить драгоценную свободу от посягательств, которые могут последовать из-за совершенных ими проступков, подростки часто прибегают ко лжи, ругаются, изворачиваются и отрицают события, имевшие место на самом деле. Как бы ни было трудно, родители должны противостоять хитростям, добиваясь правды и налагая наказания. Пусть подросток отработает свою провинность, чтобы научиться отвечать за ошибки и дурные поступки.

 

Высказываться и держаться твердо

Все дети растут частично внутри, а частично вне границ приемлемого поведения, установленных родителями. Ни один ребенок не будет говорить родителям всю правду. Размышляя о сложностях воспитания, в первую очередь мы имеем в виду этот период среднего переходного возраста. Он особенно труден, когда матери или отцу приходится регулярно сталкиваться с вызывающим поведением, ложью и вечными ссорами, характерными для данного периода развития подростка. Родители-одиночки должны жестко утверждать свой авторитет и настаивать на честности, чтобы защитить подростка от неосторожных, необдуманных действий.

Авторитет в глазах детей в это время не имеет для родителей большого значения. Главное - это безопасность подростка. Если у вас возникают малейшие сомнения по поводу того, что говорит или собирается делать подросток, остановитесь и подумайте, расспросите и узнайте, проверьте и удостоверьтесь, ищите и делайте открытия, настаивайте на том, что правильно - и всегда чувствуйте себя вправе сказать "нет". Очень может быть, что позже, когда подросток вырастет и оглянется назад, он по достоинству оценит преданность своего родителя, который мужественно высказывался и стойко держался тогда, когда подросток только и знал что отталкивать его да рваться на волю.

 

ПОЗДНЕЕ ОТРОЧЕСТВО

НЕГОТОВНОСТЬ К САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

началом позднего отрочества - где-то между шестнадцатью и девятнадцатью годами - подросток вступает в беспокойное время. Двойная роскошь: отсутствие необходимости думать ни о чем, кроме сиюминутного удовольствия, и полная родительская поддержка - подходит к концу. Заканчивая школу, юноши и девушки, с нетерпением ожидая независимости, начинают впервые серьезно задумываться о будущем и о скором расставании с отчим домом.

Вместе с этими заботами мучительные вопросы закрадываются в головы подростков:

• "Готов ли я к независимости?"

• "Каков мой следующий шаг?"

• "Как мне распорядиться моей жизнью?"

• "Как я справлюсь один?"

• "Увижу ли я снова моих друзей?"

• "Что случится, если я все испорчу?"

Все эти вопросы не имеют ответов и наполняют подростка сомнениями. Когда родитель спрашивает дочь или сына о планах на будущее, те или пытаются сменить тему или раздражаются. Если подросток очевидно регрессирует в своем социальном поведении, действуя несоответственно возрасту, игнорируя важные приготовления, такие, как заполнение заявлений о приеме на работу или в колледж, родители начинают беспокоиться, подозревая, что их ребенок отказывается стать взрослым, что соответствует истине.

Подросток склонен отвергать пугающую реальность надвигающейся самостоятельности. Он действует так, словно думает - ее можно просто прогнать. На самом-то деле он знает, что она никуда не денется.

Чтобы уменьшить страх неподготовленности в позднем исходном возрасте, родители могут по мере приближения момента окончания школы постепенно передавать подростку бразды правления собственной жизнью и финансовой самостоятельностью. В течение примерно последнего года жизни дома подросток должен в полном объеме освоить привилегию независимости, при этом от него все еще ожидается участие в семейной жизни, он по-прежнему должен помогать родителям и информировать их о своих делах. Это значит, что по мере приближения отъезда молодых людей из дома родители перестают следить за школьными заданиями, отменяют некоторые ограничения, такие, как "комендантский час", и вообще все больше полагаются на них, рассчитывая, что частично они уже способны обеспечивать себя, зарабатывая карманные деньги. Если подросток вдруг спотыкается на какой-либо из этих ступеней, родители не должны торопить и понукать его. Вместо этого они позволяют сыну или дочери столкнуться с последствиями, а затем оправиться от них. Они обращаются с подростком как с вполне взрослым человеком, способным взять на себя вполне взрослую ответственность за свои решения. Эту способность они хотят развить до предела прежде, чем подросток расстанется с их заботой.

 

Амбивалентность

С одной стороны, подросток хочет внимания, с другой - нет. Амбивалентность чувств по отношению к родителям запутанна, но откровенна: "Оставьте в покое меня и мою жизнь, но будьте на месте, когда я нуждаюсь в вас". Подросток чувствует, что запутался в этом переходе к независимости. С нетерпением ожидая, что скоро перестанет быть объектом родительского наблюдения и обретет свободу личного выбора, он тем не менее сожалеет об уютном родительском гнездышке, о том, что отныне ему придется рассчитывать только на свои силы. Цена, которую приходится платить за независимость, - определенная доля одиночества и страха. Жалобы на избыток поддержки и защиты сменяются теперь жалобами на отсутствие таковых.

"А вдруг у меня сломается машина, а денег на ремонт не будет? Как я доберусь до работы?"

Когда наступает время отделения, родители могут помочь распланировать следующие шаги, потому что, обладая большим опытом, предвидят ловушки, незаметные юношескому взгляду. Начинается удивительный процесс превращения родителей из людей, которые понятия ни о чем не имели, в людей, знающих чуть ли не все на свете.

В это время родители должны четко определить степень, продолжительность и условия материальной поддержки, чтобы подросток знал, на что ему рассчитывать. Очень важно, чтобы родители-одиночки сдерживали и ничем не выдавали беспокойства, поверяя его друзьям, но ни в коем случае не детям.

 

Непоколебимая вера

В этот период беспокойство родителей воспринимается детьми как недоверие, а это совершенно лишнее. И без того у молодого человека по горло сомнений. Сейчас он хочет от родителей как раз противоположного: непоколебимой веры в то, что у него есть все необходимое, чтобы сделать следующий шаг на пути к независимости, осуществить правильный выбор и оправиться от возможных последствий выбора неверного.

То, что юноша (или девушка) еще не совсем готов к этому шагу, - не проблема. Этого и следовало ожидать. Возможно, лучшая подготовка, которую могут провести родители, обеспечивает не более 60 процентов навыков, понимания и практического опыта, необходимых для жизни в обществе. Если родители отказываются отпустить свое чадо на волю, пока оно не совсем готово, они никогда не смогут с ним расстаться. Юноша (или девушка) в этом возрасте должен стать на ноги прежде, чем будет готов к этому полностью. Чтобы научиться остальному, этот почти взрослый ребенок должен остаться один на один с Реальностью с большой буквы, которая завершает инструктаж довольно жесткими методами, иногда весьма болезненными.

И совершенно неважно, как обучаются взрослые люди. Никто не может быть полностью подготовлен ко всем выдвигаемым жизнью требованиям. Хитрость тут в том, чтобы не растеряться, столкнувшись с трудностями. Как и одиноких родителей, молодого человека в этом возрасте поджидают всяческие неожиданности.

 

ИСПЫТАНИЕ НЕЗАВИСИМОСТЬЮ

ТРУДНОСТИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Если родителю-одиночке повезло, его отпрыск проведет последнюю фазу юности (между восемнадцатью и двадцатью тремя годами) вдали от отчего дома. Снимая комнату, деля квартиру с друзьями, живя в общежитии, молодой человек впервые сталкивается с реальностью самостоятельной жизни и обычно ощущает ее куда более проблематичной, чем он рассчитывал. В частности, она предоставляет слишком много искусительной свободы.

Это возраст, когда хромают и скользят. Большинство молодых людей хватаются - чтобы потом разорвать - за одну или несколько цепочек обязательств: договоры об аренде, кредитные соглашения, банковские счета, академические программы, требования на работе, обещания, данные себе и другим. Попытки собрать все воедино и справляться с этим обычно терпят неудачу. Так много всего нужно сделать, а не хочется, - и так много всего хочется попробовать. Рано или поздно недостаток ответственности, избыток удовольствий или и то и другое приводят молодого человека или девушку к кризису. Что делать дальше?

При этом все друзья вокруг тоже бьются в поисках собственной опоры; каждый вдруг обнаруживает, что продуктивная независимость требует жесткой дисциплины и самоограничения. Необходимо не только уметь обеспечивать себя материально, но и уметь жить по законам общества. Они-то думали, что почувствуют себя наконец свободными, а нарвались на противоположное. Теперь им приходится самим добывать информацию об окружающем и следовать социальным правилам и требованиям, таким, как законы и налоги, которые прежде, живя под крылышком родителей, они могли попросту игнорировать. Испытание независимостью позволяет узнать, сколько труда требуется вложить, чтобы полностью обслуживать самого себя.

Усложняет дело тот факт, что на эти три-пять лет после окончания средней школы приходится пик употребления наркотиков и алкоголя и сексуальной активности. Сейчас это необычайно приятное время - расплата придет потом. Благо для родителей - оставаться в неведении относительно приключений и несчастий своих отпрысков в этот дикий период, пока наконец страсти не улягутся и жизнь не войдет в берега.

Некоторым молодым людям удается поймать ответственность за хвост как только они вступают в стадию пробной независимости, но большинству - не удается. Спотыкаясь и падая, они тянутся к родителям за поддержкой, просят помочь и даже принять их обратно. Если такая помощь предоставляется, родители должны поставить жесткие условия: молодой человек обязан взять на себя большую часть ответственности за случившееся и возместить убытки. Родители готовы помочь, но они не спасательный круг. Если юноша (или девушка) возвращается домой, ему нужно четко дать понять, что его пребывание здесь временно. Родитель дает ему возможность все обдумать, извлечь уроки и подготовиться к новой попытке вступить в мир, основанный на законах независимости.

Нет никакого греха в том, что во время испытания независимостью приходится прибегать к помощи, и в том, что с первого раза попытка жить независимо может провалиться. Родители должны выражать это понимание в своем отношении к детям. Они должны не впадать в панику, а демонстрировать веру. Они не должны наказывать - они должны быть терпеливыми. Они не должны критиковать - они должны советовать. Их задача- помочь молодому человеку принять и понять сложности независимой жизни, уважать сына или дочь за их усилия в этой тяжелой борьбе и всячески поощрять их желание попытаться еще раз побороться.

Проблемы совершенно реальны. Даже сосед по комнате является уроком независимой жизни. Совместно использовать пространство, сотрудничать с окружающими, зависеть от взаимных договоренностей, мириться с различиями, общаться, ссориться, жить с тем, кто тебе не всегда симпатичен, и разрешать конфликты - все это части неформального образования, которое происходит в период испытания независимостью.

Со временем молодой человек станет меньше скользить и спотыкаться, обретет более устойчивую опору и сможет установить над собственной жизнью более жесткий контроль. В этот момент начинается вступление во взрослую жизнь, позади остаются детство и отрочество и деятельность родителя по воспитанию ребенка.


( 0 голосов: 0 из 5 )


 
285
 
Карл Е.Пикхарт

© Карл Е.Пикхарт. «Советы родителям. Руководство для одиноких родителей»

Читать отзывы


Версия для печати

Самое важное

Лучшее новое

Как любить ребенка
Элфи Коэн, психолог
Элфи Коэн, психолог

Обусловленная любовь. Часть 1

Иногда мне бывает приятно подумать, что, несмотря на все ошибки, которые я совершил (и продолжу совершать) в качестве родителя, мой ребенок вырастет хорошим человеком по той простой причине, что я искренне его люблю. В конце концов, любовь все лечит. Все что нам нужно — это любовь. Любовь — это когда не нужно извиняться, что сорвался вчера утром на кухне. Эта успокоительная мысль базируется на принципе, что существует некая штука, под названием Родительская Любовь, некая субстанция, которую можно поставлять своим детям в большем или меньшем количестве (естественно, чем больше, тем лучше). И родителям не нужно учиться тому, как любить ребенка. А что, если это предположение окажется непростительным упрощением? Что, если есть разные способы любить ребенка, и не все они одинаково хороши?

© «Воспитание детей в семье». 2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vospit.ru
Редакция — info(гав)vospit.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru