Ребенок в неполной семье

Некоторые нюансы воспитания в неполной семье

КАК ОТСТАИВАТЬ ВЛАСТЬ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬ КОНТРОЛЬ

Потеря родителя, происшедшая в результате развода, смерти или ухода из семьи, ощущается детьми, как потеря влияния и контроля. Будь то судьба или родительский выбор (во всяком случае, то, на что никак, нельзя повлиять), но жизнь их радикально меняется. Реакция на эту перемену — желание как-то сбалансировать ситуацию, вернуть утраченный контроль, пытаясь восстановить его таким образом, что, хоть иногда одинокий родитель и идет им навстречу, все же бывает вынужден оказывать сопротивление. 

Рассмотрим ситуацию развода. По обоюдному согласию родители расторгают свой брак в надежде, что раздельная жизнь принесет им меньше горя или больше счастья, а может, и то, и другое. Развод — проявление родительской власти, — как правило, идет вразрез с желанием ребенка и никогда не является его выбором. Большинство детей хотят, чтобы родители жили вместе. Теперь семья, на которую, как предполагалось, ребенок всегда может опереться, распалась, и каждый из родителей действует, исходя из собственных интересов, ставя личное счастья на первое место и пренебрегая желаниями ребенка. 

Воспринимая развод родителей как проявление эгоизма, ребенок в свою очередь тоже все больше начинает углубляться в собственные интересы. Это особенно заметно, если развод совпадает с вступлением ребенка в переходный возраст, обычно приходящийся на период между девятый и тринадцатью годами. Развод усугубляет сложности, изначально присущие этому периоду. Он может довести некоторые тенденции нормального развития до крайности. 

Обостряются чувство обиды, негативизм, сопротивление; усиливается тяга к ранним экспериментам, возрастает озабоченность отношениями с друзьями, стремление к свободе, сокращается общение с домашними. В это время формирование образа собственного «я» (отстаивание собственного «я»), сопротивление (проверка авторитетов «на прочность» вплоть до полного их отрицания) и эмансипация (поиски социальной освобожденности от семьи) — ведущие тенденции в юношеском развитии. Родитель-одиночка должен помнить, что в связи с разводом они расцветут особенно пышно по сравнению с тем, как могли бы проявиться в счастливой полноценной семье. 

Всякое развитие есть расширение возможности влиять на окружение. Задача родителей — помочь детям научиться реализовать ее должным образом. В противном случае даже маленькие дети будут пытаться обыгрывать тему развода, чтобы увеличить свою значимость. Например, использовать к своей выгоде различия между распорядками в двух домах. Если в одном доме ребенку разрешают допоздна засиживаться перед телевизором, почему бы и в другом не потребовать того же? Ребенок может делать попытки перенести свободы, дозволенные в одном доме, в другой. Одинокий родитель должен уметь правильно реагировать на такие уловки и объяснить ребенку, что ему придется жить по двум системам семейных правил, а не по одной, и к разнице нужно будет потихоньку привыкать. В гостях одни правила, дома — другие. 

Обычно дети разведенных родителей стремятся показать свою власть там, где они чувствуют, что родитель легко внушаем или неуверен в себе. Чтобы добиться своего, они могут лгать, а чтобы заставить родителей отступить от своих требований, прибегают к эмоциональному вымогателъству.Например, ребенок, чтобы сломить твердость родителя, может играть на чувстве привязанности и любви. Что ни говори, очень трудно отказать ребенку, когда он сама любовь и нежность. Порой ребенок может использовать гнев, если чувствует, что родитель боится ему отказать. Выраженный молчаливо или вслух, детский гнев часто заставляет родителя идти на уступки, только чтобы избавиться от тревоги. 

Вообще существует масса способов заставить родителя отказаться от установленного порядка и добиться своего: 

• Если родитель легко поддается чувству жалости, ребенок может выражать беспомощность.

 Если родитель страдает комплексом вины, ребенок может выражать страдание.

 Если родитель боится отказа ребенка от обучения, ребенок может напустить на себя безразличие.

 Если родителя пугает физическая травма ребенка, тот может использовать жестокость.

 Если одинокая мать (или отец) горюет о потере супруга, сын или дочь могут угрожать уходом к другому родителю. 

Все эти манипуляции чувствами — не слишком желательные средства для самоутверждения, и родитель должен уметь им противостоять. Эмоциональное вымогатель ство разрушает доверие, отбивает охоту к разумной дискуссии и вызывает негодование. Оно рассчитано на уязвимость и ранимость родителя и, что хуже всего, может исказить восприятие истинных чувств. Когда в очередной раз ребенок, приучивший родителя к своим манипуляциям, разразится настоящими слезами, родитель, вместо того, чтобы посочувствовать, цинично спросит: «Ну ладно, что тебе на этот раз понадобилось?» 

Чтобы пресечь подобные манипуляции, одинокий родитель должен сформулировать свои потребности, попросив, в свою очередь, того нее и от ребенка. Если родители твердо противостоит эмоциональному вымогательству, ребенку становится неинтересно играть в эти игры. 

И наконец, родитель может помочь ребенку восстану вить поколебленное чувство власти. Предложите ему поучаствовать в таких домашних делах, которые придутся ему по вкусу. 

Попросите его поделиться своими мыслями по поводу нового уклада жизни в вашей семье. Когда это представляется возможным, позволяйте ребенку сделать выбор из нескольких вариантов, определенных вами. Чем больше позитивных способов может придумать родитель, чтобы укрепить в ребенке уверенность в собственном авторитете, тем меньше он будет склонен самоутверждаться различными негативными способами. 

 

НЕ ДОБИВАЙТЕСЬ НИЧЕГО СЛИШКОМ ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ

Преувеличенные требования — постоянная проблема для родителей-одиночек. Им всегда кажется, что нужно сделать гораздо больше, чем им это под силу. Стремясь делать больше и лучше, они рискуют истощить свою энергию до такой степени, что неизбежным результатом становится стресс. 

Стресс может быть и полезен и опасен. Его положительная сторона в том, что он может служить спасительной реакцией, позволяя людям справиться с тем, с чем в обычных условиях справиться было бы невозможно. Отрицательная же сторона стресса заключается в том, что он может угрожать здоровью человека, вынудив его помимо воли действовать разрушительно по отношению к окружающим и самому себе. Родители-одиночки должны уметь использовать стресс избирательно, защищая от его отрицательных последствий себя и детей. 

Рассмотрим, как возникает стресс. Для выполнения каждого требования, которое предъявляет к человеку окружающий мир и он сам, он тратит некоторое количество энергии. Энергия — потенциал человеческой деятельности, и потенциал этот ограничен. Люди не обладают бесконечным количеством этого бесценного жизненного ресурса. 

Если требования, стоящие перед родителями-одиночками, соответствуют их энергетическому запасу, они чувствуют себя в норме. Если же требования завышены, их состояние резко ухудшается. Возможность возникновения стресса увеличивается, когда человек пытается ответить на два угрожающих вопроса: «Могу ли я выполнить это чрезмерное требование? А если нет, что случится?» 

В результате родитель сталкивается с «личным энергетическим кризисом». Стремясь удовлетворить чрезмерные требования, он заставляет себя вырабатывать аварийную энергию. Мобилизуя силу воли, а также в большинстве случаев прибегая к помощи химии (сахар, кофеин или другие стимуляторы), чтобы принудить себя к действию. он решает подвергнуть свою жизненную систему стрессу. Например, вернувшись домой и столкнувшись с внезапно возникшей у ребенка острой нуждой в чем-то, усталая мать не позволяет себе расслабиться. Вместо отдыха, подстегиваемая чувством долга, возбужденная решимостью, она стимулирует себя чашкой кофе и сладкой конфетой и бросается на поиски по всему городу какого-нибудь учебника, о котором ребенок только что вспомнил и который завтра потребуется на уроке. Так долгий рабочий день перетекает в долгий вечер наблюдения за выполнением домашнего задания. 

Полагаясь на стресс лишь время от времени, вы платите немного. На следующее утро в офисе эта мама столкнется с новым заданием, и это потребует от нее новой — двойной — порции энергии, потому что она уже чувствует себя измученной после предыдущей ночи. Но что произойдет, если стресс становится постоянным, а не случайным? Тогда, скорее всего, и расплата станет гораздо более серьезной. Со временем цена будет возрастать, потому что последствия затянувшегося стресса накапливаются, один уровень сменяется другим. 

1. Стресс на первом уровне ощущается как утомление. »Я постоянно чувствую себя старой развалиной». 

2. На втором уровне к утомлению прибавляется боль. »У меня болит то-то и то-то, я чувствую себя неважно». 

3. На третьем уровне стресса появляется еще и опустошенность. »Мне все равно». 

4. А на четвертом уровне стресса наступает полный упадок сил. «Я просто не могу заставить себя». 

Человек, подверженный хроническому стрессу, не только быстро выходит из строя, последствия его могут сказываться и на окружающих. Дети чувствуют воздействие стресса, в котором пребывает мать. Утомление может сделать одинокую мать слишком критически настроенной. Боль зачастую становится причиной повышенной чувствительности к незначительным проблемам и раздражительности. Опустошенность может привести к равнодушию и безответственности. А при упадке сил происходит потеря работоспособности, мать может стать недостижима для общения. Если мать платит по счетам постоянного стресса, то же относится и к детям. Расстроенные родительским недовольством, раздражительностью, безответственностью или недоступностью, дети часто увеличивают свои требования к матери, подпитывая стресс. 

Но какой же выбор стоит перед одиноким родителем? Стресс, как и прочие сложные человеческие проблемы, не имеет легких решений. В данном случае есть два решения: сказать «да» или сказать «нет». Эти два коротких слова могут помочь отрегулировать требования и восстановить растраченную энергию. Говоря «нет» самим себе, одинокие родители могут отказаться от привлекательных возможностей. Иногда лучше не принять приглашение и воздержаться от какой-то возможности, потому что перед одиноким родителем стоит и без того слишком много проблем. Хотелось бы сделать еще больше, но он физически не может позволить себе дополнительных энергетических затрат. 

Отказывать другим, может быть, еще тяжелее. Говоря «нет» в ответ на требование ребенка, родитель часто сталкивается с негативной реакцией. Расстроенный сын или дочь могут выражать разочарование, спорить, даже сердиться. «Ты никогда мне не разрешаешь!» «У тебя нет настоящей причины!», «Это нечестно!»,»Ты меня не любишь!» 

Слыша такие упреки, родители должны взвесить эмоциональную стоимость отказа и того стресса, который неминуемо возникнет, если они пойдут на уступки, делая то, что выше их физических сил. Быть родителем, и особенно одиноким, — не значит пытаться выиграть конкурс 

популярности. Случается, что мать или отец в целях самосохранения должны отвергнуть детские притязания, несмотря на неудовольствие сына или дочери. Говоря; «нет», мы устанавливаем пределы допустимых требований) для себя и для окружающих. Не иметь пределов или позволить другим их устанавливать — значит, постоянно жить под страхом стресса. 

«Да», сказанное самому себе для удовлетворения важнейшей потребности или желания, звучит довольно эгоистично, оно таковым и является. Без разумного эгоизма одинокие родители не смогут должным образом заботиться о собственном здоровье и благополучии. Например, может быть подвергнута риску их способность обеспечивать благосостояние детей. Пренебрежение к себе, что бы ни было его причиной — самопожертвование или чувство вины, никому не приносит пользы. Пренебрегая уходом за собой и восстановлением собственной энергии, мать или отец неминуемо истощат свои силы. Чтобы должным образом заботиться о детях, позаботьтесь в первую очередь о себе. Напоминанием об этом приоритете служит даже инструкция по безопасности полетов в гражданской авиации: «Прежде чем надеть кислородную маску на ребенка, убедитесь, что ваша собственная уже закреплена» Есть еще одно «да», о котором тоже стоит упомянуть, — это касается общения с детьми. «Да, спасибо», когда дети предлагают свою помощь, и «да» в смысле утверждения своего требования, когда они ему сопротивляются. В первом случае «да» производит сильное впечатление, во втором — служит сигналом к конфликту. Но в обоих случаях результат одинаков: дети должны принимать участие в домашних делах и помогать родителю. 

Мораль отсюда такова: если родители-одиночки не хотят позволить стрессу управлять своей жизнью, они должны научиться ограничивать требования, привлекать помощь себе детей и придавать большое значение уходу за собой и восстановлению сил. 

 

БУДЬТЕ ЗАБОТЛИВЫ НАСТОЛЬКО, ЧТОБЫ ЗАБОТИТЬСЯ И О СЕБЕ

Войти в стрессовое состояние можно через две двери. Одна — это завышенные требования, вторая — пренебрежение к себе. В первом случае энергия растрачивается сверх меры, во втором она как бы «на голодном пайке». Без обновления энергия сходит на нет, а без нее невозможно любое действие. Таким образом, следить за собственными запасами сил становится первоочередной задачей родителя-одиночки. 

Как это делается? Рассмотрим два главных канала энергетических затрат. Во-первых, это деятельность по содержанию и уходу. Речь идет об усилиях по удовлетворению насущных жизненных потребностей, которые обеспечивают нас полным запасом энергии, а также о множестве действий, направленных на поддержание жизни: регулярное качественное питание, сон, зарабатывание денег, соблюдение гигиены, ведение домашнего хозяйства, отдых, забота о семье и многое другое. Этих насущных занятий так много, что, если все их перечислить, то выяснится: около 90 процентов дел, которые необходимо сделать за день, приходится именно на долю содержания и ухода. Если это так, естественно было бы подумать, что большинство людей с пониманием относятся к тому, как важно обеспечивать достаточный энергетический запас, однако этого не происходит. 

А все потому, что общество не поощряет людей, занимающихся собой. Содержание и уход воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, нечто, что людям просто положено делать. Однажды, когда одинокую и очень занятую мать спросили, чем она занималась в выходные, пренебрежительно махнула рукой: «Да ничего особенного, просто рутина и быт». Заботу об элементарных бытовых нуждах необходимо расценивать как нечто действительно очень важное. Особенно это касается неполной семьи и уж тем более, когда на одинокого родителя ложатся непосильные требования. 

Например, если срочная работа и болезнь ребенка совпадают по времени, одинокая мать может забыть о своих элементарных потребностях. Пренебрегая нормальным питанием, экономя на отдыхе, урезая время сна и не обращая внимания на самое насущное, она вскоре оказывается не в состоянии поддерживать достаточный запас энергии именно в то время, когда это более всего необходимо. В результате мать-одиночка вынуждена прибегать к помощи стресса, чтобы справиться с критическим положением. Хотя бы минимальный ежедневный уход за собой наиболее важен в периоды наибольшего напряжения. Забота о себе необходима, чтобы выжить. 

Очень трудно относиться с должным уважением к повседневным нуждам в обществе, у которого совершенно другие ценности. Рассмотрим эти два вида ценностей. Общество придает особое значение тому, как больше, лучше и быстрее сделать что-то новое. Считается, что, поддерживая эти ценности, можно достичь прогресса и успеха. Эта точка зрения постоянно подается обществу в невероятно убедительной форме социального общения в виде коммерческой рекламы. 

Играя на вечном недовольстве человека собой и своей жизнью, реклама предлагает разнообразные продукты, услуги, удобства и возможности — принципиально новые, которые помогут сделать больше, лучше и быстрее.

По сравнению с этим, ценности удовлетворения повседневных нужд человека куда более скромные и менее эффективные, поэтому они гораздо менее популярны. Они сосредоточены на повторении старого, того же самого, тем же способом, мало и медленно. Эти ценности ассоциируются со смиренностью, постоянством и довольством. Излечиваясь от разрушительных последствий завышенных требований и недостаточной заботы о себе, пациенты часто получают от врача следующие рекомендации: «Остановитесь, оглянитесь, постарайтесь делать меньше работы, найдите время для себя, постарайтесь обеспечить себе восстанавливающий подход и, вместо того, чтобы постоянно рваться к лучшему, расслабьтесь. Будьте довольны тем, что у вас все получается как всегда».

И уход за собой, и желание перемен важны для благополучия человека, но они должны находиться в разумной пропорции. Если 90 процентов энергии расходуется на «утину», значит, на долю нового остается всего лишь десять процентов. Такую пропорцию удержать очень трудно, особенно в обществе, которое поощряет перемены, а не личное благополучие. Искушения переменами могут быть очень сильны. 

Например, рассмотрим гипотетический случай Роберта. Овдовев год назад, он остался с двумя детьми, и только-только начал управляться с личными и семейными заботами, как вдруг получил предложение повышения по службе. Его немедленная реакция такова: «Я должен согласиться. Это новая позиция, больше денег, другая ответственность, лучшие возможности, и я быстрее сделаю карьеру». Вознаграждение за перемены осязаемо и реально; впрочем, такова же и их цена. 

Приняв предложение, он должен будет сосредоточиться на переменах за счет ухода за собой. Таким образом, он рискует заработать стресс. Он вынужден платить переменам дань: сверхурочные, работа, взятая на дом, дополнительные хлопоты, меньше времени на заботу о себе, повышенная раздражительность по отношению к детям. Когда его сын и дочь начинают тревожиться и выдвигают новые требования, стрессовая ситуация раскручивается всерьез. 

Одинокому родителю приходится выбирать: принять ли новое, сулящее перемены к лучшему, или отдать предпочтение стабильности жизни. Если выбор все же делается в пользу рывка вперед, к переменам за счет сложившегося уклада жизни, это необходимо обсудить с детьми. Родитель-одиночка должен описать и отдаленные преимущества, и цену, которую потребуется за них заплатить сейчас. Вместе с детьми ему нужно продумать, как сделать эту цену приемлемой, и не допустить опасный фактор стресса в свою повседневную жизнь. 

 

НЕ ДОПУСКАЙТЕ ИЗЛИШНЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ

Быть родителем — значит нести огромную ответственность. По собственному подобию, руководствуясь собственным опытом, родитель-одиночка организует новую семью, формирует собственного ребенка. Авторитет, модель поведения, которую он демонстрирует, уход, который он обеспечивает ребенку, опыт, который он может передать, — все это воздействует на ребенка. Когда родитель воспитывает детей один, груз ответственности становится очень тяжелым. 

Таким образом, первоочередная задача, стоящая перед родителем-одиночкой — это расслабиться. Он должен осознать, что далеко не все возможное для своего ребенка он в состоянии выполнить «на пять с плюсом». Лучшее, что можно сделать — это честно постараться, не забывая при этом, что результат зависит не только от родителя. Важное значение имеют врожденные черты характера ребенка и внешние события, влияющие на него, а также его выбор — и над всем этим родитель не имеет непосредственного контроля. Быть родителем не значит нести ответственность за все, что случится с ребенком, за все, что он вздумает натворить. Ни одна мать или отец не могут реализовать все потенциальные возможности ребенка, поскольку ограничены рамками своей личности, образования и прошлого опыта. 

Лучшее, что родители могут дать своему ребенку, это сочетание качеств, подобное тому, какое сами они когда-то получили от своих родителей: силы и хрупкости, мудрости и глупости, здоровья и болезненности, доброты и бесчувственности. Все это в порядке вещей. Быть родителем — значит быть человеком, а не идеалом. Единственный способ стать совершенным родителем — это воспитать совершенного ребенка, а кто захочет подвергать ребенка такому прессингу? 

Лучше всего позволить ребенку быть несовершенным, готовым к тому, что он создает и будет создавать проблемы и сталкиваться с ними, под влиянием порыва совершать неправильный выбор и преодолевать непредвиденные трудности. Если родитель в состоянии видеть такую перспективу, он не станет слишком бурно реагировать, и, соответственно, не затруднит разрешение неизбежно возникающих проблем. Застраховаться от излишне эмоциональной реакции можно, если научиться не бросать в лицо ребенку упреки, которые обычно произносятся, когда родитель сталкивается с его нежелательным поведением. 

Родители, как правило, считают, что их самолюбие уязвлено, а потому то, что слышит ребенок, часто звучит как обвинение. Тем самым к списку проблем прибавляется еще одна. Вот некоторые из наиболее распространенных излишне эмоциональных реакций, которых следует избегать: 

1. «Ты никогда этому не научишься» Нет, ребенок просто еще не научился. Приговор будущему ребенка не имеет никакого смысла. 

2. «Это одна большая проблема, а не ребенок» Нет, ребенок бесконечно больше, чем сумма его проблем, и если родитель этого не понимает, то ребенок может с этим и согласиться. 

3. »Ты специально делаешь это, чтобы я плохо выглядела в глазах окружаюгцих» Нет, ребенок обычно сосредоточен на себе и слишком недальновиден чтобы предугадывать, как его поведение отразится на репутации родителя. 

4. «Ты сводишь меня с ума» Нет, ребенок не несет ответственности за состояние родительской психики. Родитель сам сводит себя с ума, обвиняя в этом ребенка. 

5. »Ты разрушаешь семью» Нет, нельзя осуждать ребенка за поведение всех членов семьи. Если семья плохо функционирует, то каждый из ее членов несет свою долю ответственности. 

Для родителя-одиночки бремя ответственности особенно тяжело, когда у ребенка возникают проблемы. В такие периоды огорчение родителя и осуждение им ребенка не приносят пользы. Терпение и оптимизм — вот то, что нужно. Если ребенок совершает неправильный выбор, это совсем не значит, что он плохой или у него плохой родитель. 

Если появляются проблемы — а это неизбежно, — родители должны крепко верить в себя и в своего ребенка, повторяя без тени сомнения: «У хороших родителей хорошие дети, которые иногда поступают неверно». Затем нужно сделать еще один шаг вперед. Каждая проблема заключает в себе урок, который учит ребенка чему-то новому по отношению к себе, окружающим и к жизни в целом. Таким образом, после того, как проблема решена, но прежде, чем она забылась, родитель должен спросить ребенка: «Что нового дал тебе этот опыт, такого, что ты не знал прежде?» 

 

УСИЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ КОНТРОЛЯ

Семейный уклад определяют ценности родителей. Матери и отцы ответственны за становление убеждений, установку норм и правил, по которым приходится жить им самим и их детям. Одинокий родитель должен внести ясность в те семейные приоритеты, которые не изменятся и в неполной семье. Кое-что из того, что было важно скорее для бывшего супруга, может уйти на второй план и, наоборот, может возникнуть потребность в некоторых новых ценностях, без которых существование новой семьи не будет полноценным. Например, повышенное внимание ушедшего из семьи отца к беспрекословному повиновению приказам может быть смягчено матерью, для которой сейчас гораздо важнее научить детей самостоятельно думать и не бояться высказывать свое мнение. 

Ребенок узнает о том, что считают важным его родители, из наставлений или позиций, которые занимает мать или отец. Если, несмотря на просьбы, увещевания или объяснения пагубных последствий какого-то поступка, ребенок по-прежнему отказывается подчиниться или согласиться, остается применить власть. Существует пять общих форм власти, к которым одинокие родители склонны прибегать. 

1. Выдвигать требования. 

2.Устанавливать границы. 

3. Задавать вопросы. 

4. Запрещать обсуждение. 

5. Применять наказания. 

Давление авторитетом вызывает негативную реакцию. Упрямый ребенок или ребенок переходного возраста может с явным неудовольствием реагировать на запрет или требование. Одиноким родителям, которым не у кого искать поддержки, требуется особое мужество. Он должны выступать против детей во имя собственного благополучия, благополучия детей или семьи в целом. Ребенок не любит, когда ему отказывают, а родитель не любит быть неприятным. Само собой разумеется, что родители демонстрируя власть, не должны вести себя угрожающе или оскорбительно, но при этом должны строго придерживаться своих убеждений, настаивать на подчинении и согласии со своими требованиями. Хотя дети могут обижаться на наказание и считать родителя скорее врагом, чем другом, со временем непоколебимая, но доброжелательная властная позиция непременно будет оценена по достоинству и создаст ощущение надежности. Родитель должен быть достаточно заботливым и дальновидным, чтобы противостоять детским желаниям в их же интересах. 

Так как поведение детей по сути зависит от их собственных решений, родители не могут полностью контролировать своего сына или дочь. Согласие и подчинение означают, что ребенок выбрал сотрудничество, уступив желанию родителей. Подросток, который дерзко заявляет: «Ты не имеешь права меня заставлять и не можешь запретить» говорит чистую правду. К счастью, не имея абсолютного контроля, родители тем не менее обладают влиянием. Они могут поощрять согласие ребенка сотрудничать помощью руководства, контроля, определения границ и использования моментов обмена.

Руководство — это сила убеждения. Родитель объясняв чего он хочет и почему. Более того, руководство означает, что дети обеспечиваются обратной связью, отзывав на их поведение, комментарием по поводу того, какие принятых ими решений правильны, а какие нет. 

Подчас родители очень настойчивы. Они, объясняя, дают оценку, поощряют, чтобы ребенок осознавал, как о нем заботятся. Если ребенок не желает слушать или отказывается выполнять то, что ему было велено, упорных родителей это не обескураживает. Они продолжают говорить. Почему? Потому что они знают: они должны дать своим детям верные рекомендации, на которые ребенок может полагаться и которым может доверять. Родители не всегда слушают ребенка, но ребенок слушает родителей. Ребенок проникается каждым их словом, воспринимая и запоминая его, и чувствует себя в безопасности, зная, что думают родители и на каких позициях стоят. Хорошие родители неустанно общаются с ребенком.

Контроль — это сила преследования. Контроль предполагает, что родители постоянно наблюдают за ребенком, интересуясь тем, как идут дела в школе и вне ее. Такую работу необходимо делать, хоть, к сожалению, это нудная часть родительских обязанностей. Дети не любят быть объектами наблюдения, родители не любят наблюдать. Сущность контроля состоит в том, чтобы заставить ребенка в конце концов сделать то, чего от него добивается родитель. Так преодолевается сопротивление ребенка. Дети отлично знакомы с этим механизмом, потому что если они хотят чего-то, в чем им отказано, они всеми доступными способами заставляют родителей отступить, иногда им даже удается добиться своего. Из раза в раз повторяя одно и то же, родители показывают, что будут настаивать на своем требовании, пока не преодолеют сопротивление ребенка и не заставят закончить работу по дому, выполнить наконец домашнее задание и т. д. Хорошие родители настойчивы со своими детьми.

Определение границ — это возможность наказания. Оно оговаривает последствия нарушения основных правил (кроме скучной работы, которая требует наблюдения) и устанавливает границы допустимого. 

Когда дети пробивают брешь в этих границах, следует наказание. Иногда наказывают сами естественные последствия действия. Например, если ребенок берет какой-то предмет, запрещенный в целях безопасности, полученная в результате травма становится лучшим уроком, чем родительское наказание. В других случаях родители должны показать вредные последствия действий детей, заставив их обдумать свои поступки и поощряя дозволенное в «рамках оговоренных границ».

Обычно применяются три вида наказаний — физическое лишение чего-то, компенсация. Среди них наиболее сомнительное первое — причинение физической боли. У маленьких детей вместо уважения это может вызвать страх перед родителями. У более старших детей это может вызвать обиду — порка унижает их достоинство. 

Подростки, подвергшиеся этому виду наказания, часто испытывают к родителю презрение. Опасность физических наказаний и в уроке, который они могут дать: «Правда на стороне силы» и «Добиваться согласия лучше не убеждением, а силой». В худшем случае, когда гнев доводит физическое наказание до крайней степени, когда родитель шлепает, порет или бьет, только чтобы дать выход собственному раздражению или показать свою власть, ребенок прекрасно понимает, что до него никому нет дела, его просто оскорбляют. 

Лишение — ограничение детской свободы передвижения или использования чего-либо — наиболее эффективно, когда применяется на короткое время. 

Перерыв в игре для маленького ребенка или приказ сидеть вечером дома для подростка дает им возможность обдумать нарушение и решить, стоит ли повторять подобные поступки. Если родители лишают ребенка всего, урезая все свободы и привилегии на долгое время, они только поощряют к непослушанию свое дитя, потому что ему терять уже нечего. 

Кроме того, родители часто требуют не делать чего-то, не объясняя при этом, что нужно делать. Приказываю ребенку не выходить из дома и не пользоваться телефоном и телевизоров, родители часто вынуждают самих себя сидеть дома, чтобы быть уверенными, что наставления действительно выполняются. Кто кого наказал в этом случае? 

Наверное, самое эффективное наказание — это компенсация. Используя этот метод, родитель объявляет: «Ты нарушил правила и должен отработать нарушение» Прежде чем заниматься чем-то еще, будь добр выполнить данную задачу, чтобы я был полностью доволен результатом». Такая компенсация заставляет детей выполнять необходимую работу по дому в качестве расплаты за «преступление». Компенсация — это конструктивное наказание, потому что ребенок вынужден вносить некий деятельный вклад в жизнь семьи. Причина, по которой многие родители с неохотой прибегают к компенсации, состоит в том, что она требует наблюдения даже большего, нежели лишение. Так как это наказание очень сложно применять, компенсация усиливает родительский авторитет и власть. Хорошие родители придерживаются конструктивных наказаний.

Разрабатывая моменты обмена, можно использовать зависимость детей от родителей. По существу родитель вынуждает ребенка, который отказывается сотрудничать, выполнить какое-то поручение, прежде чем он получит то, что хочет. Здесь родитель прибегает к принципу обмена. Ребенку говорится, что, если он хочет получить какую-то выгоду от семьи, он также должен внести в семью определенный вклад. Пока принцип обмена не стал законом, ребенок имеет склонность брать, а не давать. Вскоре родитель начинает чувствовать, что его используют и возмущается этим. Таким образом, когда ребенок отказывается выполнять, скажем, работу по дому, родитель может отказаться делать то, что обычно делал с охотой. Например, соглашается отвезти ребенка в гости к другу только после того, как мусор будет вынесен. Функциональные отношения между родителем и ребенком требуют отдачи с обеих сторон. Если родитель уже устал просить и надоедать, а работа так и не продвигается, лучше подождать до следующего момента обмена. Рано или поздно ребенок вынужден будет о чем-то просить родителя. Тогда проявите выдержку, не давайте ребенку то, что ему нужно, пока не получите свое. Если ребенок обещает сделать все позже, когда получит желаемое, объясните ему, что, так как он прежде не выполнял своих обещаний, теперь они ничего не стоят. С этого момента считается только результат, а не пустые слова. Только после того, как ребенок выполнит задание родителя, родитель выполнит желание ребенка. Хорошие родители настаивают на равноценном обмене.

Применять власть не означает, что родители должны стать авторитарными, им просто необходимо научиться последовательно отстаивать свои убеждения, требования и позиции. Они не должны возбуждать страх или причинять вред, но должны быть готовы рискнуть своим авторитетом, иногда принося в жертву сиюминутную симпатию, чтобы заслужить позже настоящее, глубокое уважение.

 

КОГДА ОДИН РЕБЕНОК СОГЛАШАЕТСЯ, А ДРУГОЙ — НЕТ 

Семьи, как и прочие группы людей, держатся вместе посредством общественной власти, заявленной сверху, и социального согласия, идущего снизу. Родители должны обеспечивать эту власть, устанавливая нормы и правила, а дети должны подчиняться, елея дуя этим нормам и выполняя эти правила. 

Если бы все дети только и делали, что подчинялись, было бы очень легко быть родителями. К сожалению, это не так, особенно в многодетных семьях, где каждый нуждается в пространстве для собственной личности. 

Таким образом, если Ребенок Номер Один (некоторое время бывший единственным ребенком) исполняет практически любое пожелание и требование родителей, он может так высоко поднять планку их одобрения, что Ребенок Номер Два просто не в состоянии соревноваться с ним. Он бросает все и решает самоутверждаться иным способом. Отказываясь быть копией Номера Первого, Ребенок Номер Два начинает утверждать свою индивидуальность, отстаивая свои отличия, проводя черту между собой и остальными членами семьи — неважно, какой ценой. 

Когда у ребенка создается ощущение, что ему отказано в одобрении, он выбирает противостояние: в этом случае Ребенок Номер Два не склонен приспосабливаться к семейным нормам и неохотно идет на уступки, тем самым подвергая серьезному испытанию терпение родителей. 

Изначально привыкнув к легкости воспитания Ребенка Номер Один, родители обнаруживают, что растить ребенка Номер Два намного сложнее и менее приятно. «Наш трудный ребенок», — сокрушаются они и недоумевают, что же с ним происходит. Устав постоянно преодолевать сопротивление, родители даже могут осуждать ребенка за то, что с ним труднее справляться, чем с другим. 

Сравнение — враг одобрения. Когда родители называют одного ребенка «легким», а другого «трудным», впоследствии понятие «легкий» они отождествят с «добром», а «трудный» — со «злом». Такое разделение приводит к появлению любимчиков — «легкий» ребенок получает больше позитивного внимания, «трудный» — больше отрицательного. Чувствуя себя отвергнутым из-за этого кажущегося предпочтения и несправедливого обращения, ребенок может действовать, руководствуясь гневом и лишь еще сильнее подкрепляя свою «плохую» репутацию в семье. «Легкого» ребенка продолжают высоко оценивать и поощрять, «трудного» — осуждать и наказывать. «Трудный» ребенок становится громоотводом для семейных конфликтов, тогда как «легкий» — постоянным источником родительского удовольствия. 

Так как возглавлять неполную семью — это тяжелый труд, потребность родителя-одиночки в послушании ребенка часто возрастает: ведь ему хочется, чтобы все шло так гладко, как только возможно. Поставленный перед необходимостью в одиночку сражаться со всеми напастями, такой родитель вряд ли будет добродушно взирать на сопротивление или разрушительные действия ребенка. Чтобы заставить семью нормально функционировать, родители нуждаются в сотрудничестве. Если его нет, они должны тем не менее всячески избегать разделения на «плохих» и «хороших» детей, потому что последствия могут стать поистине печальными. 

Если случается, что такое сравнение зафиксировалось в мозгу родителя и в сердцах детей, оно приведет в движение огрубляющие, бесчеловечные силы. «Хороший» ребенок, приговоренный соответствовать чрезмерным ожиданиям, боится, что даже чуть оступившись, уже нанесет ущерб репутации семьи. Он трепещет при мысли, что может напомнить «плохого» ребенка и заслужит соответствующее обращение. Что же касается «плохого» ребенка, то он, наоборот, приговорен быть плохим, как бы ни старался. Махнув рукой на саму возможность сделать родителям приятное и удовлетворить их, он может бросить вызов семье, жить по-своему и говорить на языке злобы и гнева. 

Тогда взаимное негодование возводит стену между двумя детьми. «Плохой» ребенок видит в «хорошем» семейного любимчика, с которым лучше обращаются и которого больше любят. «Хороший» же ребенок воспринимает своего непутевого братца или сестру как центр внимания всей семьи. Ему кажется, что этому хулигану родители уделяют гораздо больше времени, ему несправедливо многое разрешается и всегда дается дополнительный шанс, чтобы исправить неверные поступки. Зависть друг к другу подливает масла в огонь конфликта между детьми. 

К концу отрочества, когда наступает время предъявить права на независимость, именно «плохой» ребенок, а вовсе не «хороший», находится в выгодном положении. «Плохие» дети могут честно признать, что вели себя не слишком хорошо по отношению к родителю, могут извиниться и постараться что-то исправить, а потом отправиться; дальше, полные готовности изменить свою жизнь. «Хорошие» же дети оказываются в куда более затруднительном положении. Они настолько крепко срослись со своим имиджем примерного ребенка, что даже попытка неверного шага кажется им абсолютно недопустимой. Не дотягивая до идеала, они рискуют потерять не только родительское одобрение, но, может быть, и любовь. Чувствуя, что им дозволено доставлять только радость, они молча тащат тяжелое бремя обиды. 

Каждому ребенку нужна свобода быть и плохим, и хорошим, чтобы без опасения проявлять свои положительные и отрицательные черты. Таким образом, безукоризненно примерному ребенку может быть полезно объяснить: «Каждый человек иногда плохо себя ведет, и это в порядке вещей. Я тоже не всегда безупречен. Но далее если я ошибаюсь, ты продолжаешь меня любить, и точно так же я буду всегда любить тебя». Что же до ребенка, который, кажется, просто упивается своими дурными качествами, то родитель всегда может оценить его положительные черты, которые непременно проявятся, и одобрить их. «Ты лучше, чем твои поступки. В том, как ты обустраиваешь свою жизнь, мне многое правится, и я хочу рассказать тебе, что именно я имею в виду». 

 

КАК КОМПЕНСИРОВАТЬ ОТСУТСТВИЕ РОДИТЕЛЯ

Власть родителей проявляется в самом их присутствии. Дети наблюдают модели поведения взрослых и учатся следовать им по мере взросления. Присутствие обоих родителей помогает ребенку определить свою сексуальную роль. В процессе превращения из ребенка в юношу, из юноши в мужчину мальчик учится придавать значение определенным вещам, узнает, как вести себя, став наконец мужчиной. Все это зависит от того, насколько юноша отождествляет себя с отцом и как мать обходится с его возрастающей мужественностью. Девочка, постепенно превращаясь в женщину, тоже постигает определенные премудрости. Ее умение вести себя, став женщиной, тоже зависит от того, насколько она отождествляет себя с матерью и как относится отец к ее проявляющейся женственности. 

Эта сторона воспитания становится наиболее важной при переходе ребенка из детства в отрочество (приблизительно между девятью и тринадцатью годами), когда он приступает к поискам независимости от семьи. Теперь он с любопытством экспериментирует и испытывает себя все более взрослыми способами. В этот период подростка начинают интересовать различные модели сексуального поведения. Коммерческая реклама предлагает идеализированные образы мужчин и женщин. Изобилует героями и героинями мир спорта и развлечений. В школе есть ребята, пользующиеся особой популярностью и воплощающие наиболее одобряемые сверстниками групповые стереотипы, которым остальные дети стремятся соответствовать. 

Все эти конкурирующие образцы и модели диктуют стереотипы, согласно которым мальчики должны быть «крутыми» и не показывать, если им больно, девочки — ласковыми и никогда не злиться. Все это может наносить вред, заставляя мужскую половину населения руководить, а женскую — уступать, и часто поощряют эксплуатацию: мужчина рожден, чтобы брать, женщина — чтобы давать. В противовес этим стереотипам и отрицательному влиянию на детей сверстников и массовой культуры родители должны обеспечивать их альтернативным и более широким пониманием сексуальной роли. 

Если семья неполная, мать должна держать ситуацию под контролем, ведь в подавляющем большинстве случаев главой такой семьи является именно она. Сыновья и дочери, которые мало общаются с отцами или не видят их вовсе, рискуют вырасти несколько ущербными. 

В отсутствие отца, стремясь создать первичную модель мужского поведения и мужских реакций, подросток становится более восприимчив к воздействию конкурирующих моделей, которые ему навязывают сверстники и массовая культура. Так, мальчик-подросток, оставшись без отца, может подражать приятелям, поведение которых кажется ему подходящим под определение «настоящий мужчина». Перенимая их «мужественную» позу, стремясь быть принятым в данную группу, он усваивает и определенный набор незрелых стереотипов, которые могут, к примеру, допускать сексуальное использование девушек для доказательства мужественности. В то же время оказавшаяся без отца девочка-подросток часто тянется к своим сверстникам противоположного пола, пытаясь восполнить мужскую привязанность, которой ей так не хватает. Она может смириться с принятым в их кругу обращением с женским полом, чтобы удовлетворить свою потребность в серьезных отношениях с мужчинами, даже если эти отношения зиждятся на эксплуатации. 

Мать-одиночка имеет возможность даже в отсутствие отца противостоять негативным воздействиям на сексуальное воспитание своего ребенка, если обращается с сыном как с мужчиной. Это имеет образующий эффект.

Для нее мужчина олицетворяет ответственность. Она объясняет, что настоящий мужчина относится к женщинам уважительно. Что касается дочери, мать может навязать ей собственную модель поведения с мужчинами. Для нее женщина ассоциируется с независимостью. 

Она может объяснить дочери разницу между приемлемым и неприемлемым обращением мужчин с женщинами, рассказать, что женщину нельзя использовать или оскорблять. 

Кроме того, матери-одиночки могут приветствовать контакты детей с положительными, с их точки зрения, лицами мужского пола из числа родственников, а также с другими достойными доверия мальчиками и мужчинами, которые могут оказать положительное влияние. 

Многих матерей-одиночек объединяет общий страх, что у их сына, оставшегося без отца и отождествляющего себя с матерью, может развиться сексуальное влечение к лицам своего же пола. Не существует научно обоснованных свидетельств, связывающих гомосексуальность сына с безотцовщиной.

Если родитель-одиночка — отец, то дочь в период эмансипации, соответственно, начинает ориентироваться на стереотипы девичьей компании, а сын сосредоточивает все внимание на сверстницах, пытаясь таким образом восполнить недостаток женской привязанности. 


( 1 голос: 5 из 5 )


 
274
 
Карл Е.Пикхарт

© Карл Е.Пикхарт. «Советы родителям. Руководство для одиноких родителей»

Читать отзывы



Версия для печати

Самое важное

Лучшее новое

Как любить ребенка
Элфи Коэн, психолог
Элфи Коэн, психолог

Обусловленная любовь. Часть 1

Иногда мне бывает приятно подумать, что, несмотря на все ошибки, которые я совершил (и продолжу совершать) в качестве родителя, мой ребенок вырастет хорошим человеком по той простой причине, что я искренне его люблю. В конце концов, любовь все лечит. Все что нам нужно — это любовь. Любовь — это когда не нужно извиняться, что сорвался вчера утром на кухне. Эта успокоительная мысль базируется на принципе, что существует некая штука, под названием Родительская Любовь, некая субстанция, которую можно поставлять своим детям в большем или меньшем количестве (естественно, чем больше, тем лучше). И родителям не нужно учиться тому, как любить ребенка. А что, если это предположение окажется непростительным упрощением? Что, если есть разные способы любить ребенка, и не все они одинаково хороши?

© «Воспитание детей в семье». 2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на vospit.ru
Редакция — info(гав)vospit.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru.     Вёрстка: www.rusimages.ru